ПОИСК
Політика

Александр Бывшев: "Меня осудили за то, что я вынес сор из родной российской избы"

7:00 24 липня 2015
В Орловской области России за стихотворение в поддержку украинского Крыма осудили учителя и поэта Александра Бывшева. Его признали террористом-экстремистом, приговорили к «исправительным работам» и запретили преподавать. «ФАКТАМ» удалось связаться с поэтом

«У меня осталась только ручка. Работать нельзя. Счета заблокированы. Конечно, трудно это все», — прокомментировал приговор Александр Бывшев, осужденный за стихотворение в поддержку Украины. Об абсурдном с точки зрения здравого смысла инциденте «ФАКТЫ» писали в апреле 2015 года. Тогда в поселке Кромы Орловской области начался суд: за публикацию в социальных сетях стихотворения «Украинским патриотам» его автора, учителя местной школы, привлекли к уголовной ответственности по статье 282 УК Российской Федерации «Разжигание вражды и унижение достоинства группы лиц по национальному признаку».

Беспрецедентный судебный процесс стал тестом для провинциальных Кром. Но не только массовых протестов против несправедливого суда над земляком, а даже мало-мальского сочувствия и поддержки людей, которых знал много лет, поэт не дождался. Кромчане шарахались от учителя, как от прокаженного, со словами: «И когда его уже посадят?»

«Люди не постеснялись опубликовать свой донос в районной газете под настоящими фамилиями»

Учитель немецкого языка Александр Бывшев, проработавший в школе поселка Кромы (семь тысяч жителей) около 20 лет, был местной знаменитостью. Талантливый педагог писал о природе и птичках, воспевал подвиги советских людей во Второй мировой. Его стихи детишки декламировали на школьных праздниках. Его книги бережно хранили в местной библиотеке. Александра даже избирали депутатом районного совета. И вдруг — скандал!

1 марта 2014 года учитель выложил на своей странице в соцсетях стихотворение «Украинским патриотам», резко осудив оккупацию Крыма.

— В частности, там были такие строки, — сказал Александр, с которым «ФАКТЫ» связались по скайпу:

На подступы все москальской банды

Ответьте по-бандеровски, друзья:

«Пусть захлебнутся кровью оккупанты!»

Иначе «с теми гадами» нельзя.

Скажите, это уголовщина?

— Это гражданская позиция поэта.

— Да, меня возмутили действия Кремля, я был всецело на стороне украинского народа: так нагло границы в Европе не перекраивались со времен Гитлера. Через три недели в местной газете «Заря» появилась статья за подписью неких А. Глотина и С. Котова «Таким „патриотам“ места в России нет!». «В то неспокойное время, когда внешние враги оскалили зубы и затаились в смертоносном прыжке, находятся люди, которые подрывают Россию изнутри», — писали авторы.

После выхода статьи мне вручили постановление о возбуждении уголовного дела «за разжигание вражды и унижение достоинства группы лиц по национальному признаку, а также за побуждение лиц украинской национальности к противоправным действиям в отношении россиян». Сначала хотели «пришить» «экстремистское сообщество», то есть создание «организации», но ввиду совершеннейшей абсурдности такого обвинения, «органы» отказались от этого плана.

— Глотин и Котов, конечно, выдуманные фамилии?

— В том-то и дело, что реальные. Это было самым страшным для меня открытием: люди не постеснялись опубликовать донос в газете под настоящими фамилиями. Это хуже, чем в сталинские времена, когда большинство доносов отправляли тайно и стукачи не афишировали свою подлость. Я с этими людьми не знаком. Позже узнал, что один из них работает в райгосадминистрации, второй — частный предприниматель. В общем, «запахло 1937 годом». Мною заинтересовался Центр противодействия экстремизму УМВД по Орловской области. Обыскали дом, не постеснявшись поднять с кроватей полуслепую 80-летнюю мать, недавно перенесшую инсульт, и 84-летнего отца, оглохшего после инфаркта.

Даже в царской России Лермонтова не судили за «Прощай, немытая Россия», а Пушкина — за «К чему стадам дары свободы?». Абсурдность происходящего была налицо.

— По идее, коллеги, просвещенные люди, должны были встать на вашу защиту.

— Директор Кромской средней школы Людмила Агошкова получила информацию «по своим каналам». Якобы стихотворение ей прислали «крымские патриоты» с вопросом: «Может ли такой человек работать в школе?». Она тут же… отнесла текст в районо. Отдел образования обратился в прокуратуру, которая потребовала от администрации школы провести педсовет и осудить меня, что и было исполнено. После педсовета многие коллеги заявили: «Мы с тобой теперь здороваться не будем». Позже на допросах некоторые говорили, что не общаются со мной много лет.

— Экспертизу стихотворения проводили?

— Неоднократно. Местная экспертиза пришла к выводу, что «в стихотворении есть прямые и косвенные призывы к украинским патриотам совершать следующие физические и иные действия по отношению к врагу — россиянам: встретить врагов так, как это делали их предки; держать в готовности оружие; верить, что их (украинцев) дело является священным».

Мы же предоставили лингвистическую экспертизу, которую провели в Москве. Специалисты Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам «ГЛЭДИС» крамолы в стихотворении не нашли. Отметили лишь, что «исследуемый текст можно рассматривать как выступление его автора в рамках дискуссии — свободного публичного обсуждения описанных выше вопросов, имеющих общественное значение».

Такая трактовка следствие не устроила. И стихи послали в экспертно-криминалистический центр управления МВД по Орловской области, где в тексте нашли все, что требовалось прокуратуре: и «негативные высказывания по отношению к группе лиц по социальному и национальному признаку», и «разжигание межнациональной розни», и «призывы к противоправным действиям».

19 июня 2014 года в моей квартире провели очередной обыск. А 4 ию­ля вручили постановление о возбуждении еще одного уголовного дела: нашли криминал в стихотворении «Украинские повстанцы» из моей будущей книги «Кровавая память», посвященной событиям Второй мировой войны. «Повстанцев» я написал от лица воина УПА, попытавшись передать его мысли, чаяния, показать образ жизни…

«На суде мои коллеги говорили: «Что он защищает Украину? Нет такой страны»

— Вскоре, очевидно, осознав нелепость преследования за стихотворение о событиях семидесятилетней давности, второе уголовное производство закрыли, — продолжает Александр. — Тем не менее, я уже стал персоной нон грата.

Собратья-писатели, прикормленные местной властью, безмолвствовали. Что уже говорить о простых жителях Кром! Со мной боялись здороваться даже мои ученики. Знакомых, которые еще осмеливались со мной общаться, начальство вызывало на ковер и требовало прекратить контакты с «врагом Родины». Директор школы то вручала мне приказ о временном отстранении от работы, то говорила: «Забудьте, что я писала, я аннулировала приказ». И так несколько раз. Потом призналась: «Я больше вас не могу защитить. На меня давят».

Очевидно, она пыталась замять де­ло, но ей не позволили. Наконец 15 ав­густа 2014 года я получил приказ об отстранении от должности учителя «за выявленные прокуратурой факты грубых негативных высказываний относительно политических решений, принимаемых высшим руководством Российской Федерации».

— Семья вас поддержала?

— Я не женат. Живу со стариками-родителями. Несмотря на преклонный возраст, они, к счастью, не зомбированы. Мама родом из Украины. С ней, медсестрой сельской поликлиники в Черниговской области, папа познакомился больше сорока лет назад во время командировки. Он забрал маму в Кромы. Я родился и вырос здесь, но в детстве каждый год ездил на Черниговщину к родственникам мамы, научился понимать замечательный черниговский суржик… Папа в последние годы работал секретарем райкома, директором сельской школы, преподавал географию и историю. Конечно, для него и мамы то, что случилось с нашими странами, стало ударом…

— В Украине вы стали популярны после того, как в Кромах побывал известный российский правозащитник Александр Подрабинек и рассказал об этом на радио «Свобода».

— После его выступления в российском ПЕН-центре решили, что у моего дела политическая подоплека. Заявление об опасном прецеденте возобновления практики уголовного преследования за литературный текст подписали Людмила Улицкая, Игорь Иртеньев, Владимир Войнович, Александр Гельман, Андрей Макаревич — всего 28 деятелей культуры и искусства. Но такая огласка еще больше испугала кромчан. Мой коллега Александр Агошков на нескольких педсоветах не уставал повторять, что «Путин — величайший деятель за всю тысячелетнюю историю России, выше Сталина и Ленина, и его причислят к лику святых»…

На суде коллеги тоже лезли из кожи вон, чтобы доказать лояльность к власти. Они дружно возвеличивали Путина: «Путин — особенно после возвращения Крыма — это кто-то, заставивший русских поверить в себя» и всячески поносили меня, осуждая за сочувствие Украине, «корыстолюбие и жажду славы» (по их мнению, именно поэтому я написал стихотворение): «Бывшев поддерживает право украинцев на независимость и европейский выбор. Я считаю, это недопустимо». «Что он защищает Украину? Нет такой страны!». «Его много печатают за границей: в Украине, в Америке. Это нехорошо — печататься во враждебных нам государствах». «Помните писателей Кузнецова и Некрасова? Они уехали за границу, там спились и погибли. Это и Бывшеву грозит. Он же бендеровцами увлекся»…

— А о стихотворении, за которое, собственно, вас хотели посадить, свидетели хоть что-нибудь говорили?

— В нем они ориентировались плохо. Когда судья просила процитировать хотя бы строчку из произведения, коллеги не могли вспомнить ни слова. Только один свидетель, начальник службы безопасности Кромского почтамта, заявил, что относится к Бывшеву положительно, но стихов его не читал.

Многие коллеги пугались вопросов судьи и прокурора, не знали, что отвечать: правду или «то, что нужно». Люди переволновались, пытаясь по поведению прокурора и судьи уловить «струю». У многих дрожал голос, им становилось плохо.

На суд приезжали журналисты ведущих СМИ России, украинская пресса тоже стала освещать процесс. В публикациях коллеги выглядели столь комично и жалко, что даже оскорбились: «Суд над Бывшевым превратился в суд над учителями! Почему нас выставляют такими дураками?..» Некоторые даже предлагали запретить мне давать интервью, не понимая, что прессе хватает тех «перлов», которые они «роняют» на судебных заседаниях.

Апрельскую публикацию в «ФАКТАХ» мои коллеги, ознакомившись с ней в Интернете, перенесли тоже очень болезненно. Как так? Бывшев посмел вынести сор «из родной российской избы». При этом их не смущало, что на суде они не стеснялись в выражениях, называя меня извращенцем и душевнобольным, которого нельзя подпускать к детям на пушечный выстрел. Ну и, конечно, коллег и жителей поселка раздражало внимание прессы к моей персоне: «Что, других достойных людей нет?»

«На личном фронте у меня пока все без изменений. По-моему, в России время декабристок безвозвратно ушло»

— Как вы выживали? Ведь вас отстранили от работы в школе.

— В 42 года остаться без работы, это, конечно, не сахар. Подработку в родных Кромах даже не искал. Кто будет помогать «душевнобольному извращенцу»? Спасала пенсия родителей и еще «чернобыльские», поскольку поселок включен в зону радиоактивного загрязнения вследствие Чернобыльской катастрофы. Правда, это копейки, около 300 рублей в месяц. Обычно я снимал их раз в полгода. Но когда пошел в банк, мне отказались выдать даже эти деньги, объяснив, что моя фамилия внесена в список террористов! Другие счета тоже заблокировали. На сайте Федеральной службы финмониторинга я узнал, что в список террористов-экстремистов меня внесли под номером 841… еще до решения суда.

Думаю, это был дополнительный способ давления, в надежде, что, оставшись без средств, я сдамся. Один юрист мне объяснил: «Причина ваших несчастий в том, что вы поддержали Украину. Вот если бы вы, к примеру, написали „Убивай укропов! Бомби Киев!“ — на вас не только не завели бы никаких уголовных дел за экстремизм и разжигание вражды, но вы стали бы в Кромах, пожалуй, главным патриотом России». Самое печальное, что он был прав.

— На суде заслушивали экспертов?

— Доктор филологических наук Галина Трофимова из Московской гильдии лингвистов-экспертов «ГЛЭДИС» подтвердила на суде, что экстремизма в стихотворении «Украинским патриотам» нет. Тем не менее обвинитель потребовал для меня полгода исправительных работ, конфискации компьютерной техники и запрета работать в школе. Адвокат же заявил, что дело против меня носит чисто политический характер и продолжает позорные традиции сталинского правосудия.

После вынесения приговора, который практически лишил меня средств к существованию, известный диссидент и правозащитник Александр Подрабинек начал сбор средств для моей семьи. Но переводы на «Вестерн Юнион» заморозили: деньги, собранные для меня эмигрантами, 360 долларов, банк не отдал. Все мои пластиковые карточки заблокированы.

— На мой взгляд, запрет на профессию, исправительные работы и лишение ноутбука — довольно мягкий приговор. Учитывая нынешнюю обстановку в России, могло быть и хуже.

— Да, по этой статье максимальное наказание — 4 года колонии. Думаю, это результат огромного общественного резонанса. Многие мировые СМИ разместили информацию о процессе на первых полосах. Но мне, конечно, хотелось оправдательного приговора. Поэтому продолжаю бороться. Адвокат уже подал апелляцию на приговор Кромского суда, надзорную жалобу в Верховный суд России, готовим документы для Европейского суда по правам человека.

— Бывшая минчанка Лариса Йорст, живущая в Калифорнии, объявила в соцсетях сбор средств на покупку вам ноутбука взамен конфискованного. А с какого компьютера мы с вами сейчас разговариваем по скайпу?

— Я пользуюсь допотопным компом, который буквально вчера один добрый человек дал мне напрокат. По крайней мере, могу набирать текст и общаться с друзьями по скайпу.

— Известно ли, на каких работах вас собираются «исправлять»? Санитаром в больнице или улицы подметать?

— Пока еще ничего не знаю. Приговор, вынесенный 14 июля, еще не вступил в законную силу, но стал для кромчан своего рода сигналом травить и гнобить меня еще больше.

— В личной жизни произошли какие-то изменения? На вашей странице в «Фейсбуке» многие женщины восхищаются вашим творчеством, мужеством и стойкостью.

— На личном фронте все еще без изменений. По-моему, время декабристок в России безвозвратно ушло. Никто ради меня здесь не будет портить свою жизнь.

— А эмиграция?

— В настоящий момент я не могу уехать из Кром из-за состояния здоровья родителей и полной финансовой несостоятельности. В поселке никто мне никакой работы не предложит. Вы представляете, какой шикарный шанс получили мои гонители и злопыхатели, чтобы топтать и унижать меня! Но ничего, будем стоять до последнего.

Устал, конечно, страшно. Родители переживают, но держатся. Общее настроение боевое. Я продолжаю украинский цикл и почти закончил «Записки русофоба», куда войдут и стихи этого цикла. Книга будет издана за рубежом. Судебным приговором власть хотела меня обезоружить, заставить молчать, но получила прямо противоположный результат: у меня сейчас творческий взлет — очень хорошо пишется. (Улыбается)

Сегодня ночью написал новое стихотворение.

ДЛЯ ГААГСКОГО ТРИБУНАЛА.

(фашистской России)

Над тобой истории проклятие,

Кровь и трупы — вечный твой удел.

Польши боль, Прибалтика, Финляндия —

Длинен список черных твоих дел.

Венгрия, потом Чехословакия.

И в Афгане смертоносный шквал…

На твоем челе читаю знаки я:

Дьявол в лоб тебя поцеловал.

По соседям бьют твои орудия —

Ты привыкла к яростной пальбе.

Приднестровье, маленькая Грузия —

И ничто не дрогнуло в тебе.

Ты глядишь на мир с прищуром киллера,

По душе тебе любая мразь.

Верная заветам герра Гитлера,

Ты до Украины добралась…

Преступлений за тобою множество,

Но с надеждой я смотрю вперед —

Там тебя за все твои «художества»

Ничего хорошего не ждет.

P. S. Реквизиты счетов для помощи поэту Александру Бывшеву можно найти по ссылке: https://www.facebook.com/alexander.podrabinek/posts/790 852 757 699 754. Известный диссидент и правозащитник Александр Подрабинек подробно расписал, как, минуя официальные запреты, можно помочь новому российскому политзаключенному, пострадавшему за поддержку Украины.

Фото в заголовке 7×7- journal.ru

4164

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2021 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.